Not seeing a Scroll to Top Button? Go to our FAQ page for more info. =ЖЗЛ= Херлуф Бидструп. Творчество - СЦБИСТ - железнодорожный форум, блоги, фотогалерея, социальная сеть
СЦБИСТ - железнодорожный форум, блоги, фотогалерея, социальная сеть
Вернуться   СЦБИСТ - железнодорожный форум, блоги, фотогалерея, социальная сеть > Флудильня > Разговоры обо всем

Разговоры обо всем Делимся житейскими проблемами. Также смотрите социальные группы локомотивщиков, путейцев, движенцев, эсцебистов, контактников, вагонников, связистов, проводников.

Закладки ДневникиПоддержка Социальные группы Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Комментарии к фото Сообщения за день
Ответ   m.scbist.com - мобильная версия сайта  
 
В мои закладки Подписка на тему по электронной почте Отправить другу по электронной почте Опции темы Поиск в этой теме
Старый 12.07.2014, 12:31   #1 (ссылка)
Crow indian
 
Аватар для Admin


Регистрация: 21.02.2009
Возраст: 37
Сообщений: 25,881
Поблагодарил: 383 раз(а)
Поблагодарили 5364 раз(а)
Фотоальбомы: 2569
Записей в дневнике: 306
Репутация: 126033
По умолчанию

Херлуф Бидструп. Творчество


Херлуф Бидструп. Творчество


Херлуф Бидструп (дат. Herluf Bidstrup; 10 сентября 1912, Берлин — 26 декабря 1988, Аллерёд, Дания) — датский художник-карикатурист и общественный деятель, коммунист. Автор свыше 5 тысяч рисунков.


К СОВЕТСКОМУ ЧИТАТЕЛЮ

Признаюсь, я не перестаю удивляться тому, что мои рисунки за последний десяток лет становятся все более популярными в Советском Союзе, и поэтому хочу воспользоваться случаем, чтобы поблагодарить моих советских читателей.

Ваш интерес к моим произведениям согревал, меня в годы холодной войны и придавал силы в борьбе с капитализмом, с поджигателями войны, с врагами коммунизма. Именно благодаря вниманию со стороны советских читателей в 1964 году мне была присуждена Международная Ленинская премия *3а укрепление мира между народами* — премия, носящая имя самого великого человека нашего столетия. В тяжелый период моей жизни эта награда вселила бодрость и придала новые силы для борьбы, которая здесь, в Дании, зачастую кажется безнадежной.

Таким образом, у меня немало причин благодарить моих читателей, весь со ветский народ, советских ученых, мужественных космонавтов. Я благодарю их за то, что они придавали мне, как и миллионам людей На всем земном шаре, силы и бодрость. Когда первый искусственный спутник Земли светя* щейся звездочкой плыл по ночному небу, мы воспринимали его полет как социалистический привет советского народа. Спутник пробил брешь в железном занавесе, опущенном империалистами между Востоком и Западом, чтобы скрывать от народов капиталистических стран правду о грандиозных успехах советского народа, достигнутых при. социализме, Запуск спутника был вторым Сталинградом, поворотным пунктом в холодной войне, залогом победы, социализма над черными силами реакции.

Я благодарю также многочисленных Личных друзей в Советском Союзе и других социалистических странахг которые вдохновляли и поддерживали меня. Список их имен занял бы не меньше страницы этой книги, и поэтому я назову лишь тех советских коллег, которых я узнал раньше других,— карикатуристов Бориса Ефимова и тройку Кукрыниксов, произведения, которых я очень высоко ценю. Именно такими, как они, я представляю себе будущих людей коммунизма.

Выло бы несправедливо с моей стороны не Назвать двух моих датских друзей, которые так много значили для меня — и политически и лично. Это писатель и художник Ханс Шерфиг и писатель Ханс Кирк. Они служили мне примером неподкупной честности в борьбе за лучшее будущее, и я желал бы быть похожим на безвременно умершего Ханса Кирка, написавшего в предсмертном письме товарищам по партииг

*У меня были враги, но они были и вашими врагами, и я знаю, что вы будете продолжать борьбу, в которой мы стояли плечом к плечу. Но я пишу не для того, чтобы наставлять вас, я безоговорочно верю вам и нашей партии. Я пишу лишь для того, чтобы сказать вам спасибо».

X. Бидструп


Скачать том 1 в pdf
Скачать том 2 в pdf
Скачать том 3 в pdf
Скачать том 4 в pdf



Я рисую с тех пор, как помню себя. Если только в мои руки попадал карандаш или кусок мела, я тут же начинал рисовать, а порой «рисовал», даже ие имея ничего. Помню, что еще маленьким мальчиком, я, бывало, по вечерам, когда меня укладывали спать, долго водил указательным пальцем в моодухе, «рисуя» различные фигуры. Многие дети любят рисовать, но меня, как видно, больше, чем других, поощряли к этому. Мой отец — маляр Я художник-декоратор — в свободное время усердно занимался живописью. Он был моим первым критиком и учителем. Именно он расширил мой кругозор рпооказами о тех странах, в которых побывал в молодости. Став маляром, отец еще до первой мировой войны, как многие ремесленники того времени, уехал из Дании и жил своим ремеслом, кочуя с места на место. Так он пространствовал двенадцать лет и был даже в Палестине и Египте. Возвращаясь на родину, он застрял в Берлине, где встретил мою мать. Там я и родился. Мне было два года, когда вспыхнула первая мировая война. Я и представления не имел о том, что существуют различные народы и что моему отцу но надо идти на войну, так как он датчанин. Однако я слышал, что людей л физическими недостатками не берут в солдаты, и когда матери других детой спрашивали меня: «Ну как, дружок, твой отец тоже солдат?» — то я, к удивлению моей мамы, отвечал: «Нет, мой отец горбатый!»

Положение в Германии стало невыносимым. Помню, как мы голодали. Запах пула из кольраби а до сих пор вызывает у меня тошноту. В течение длительного времени мы только и ели что кольраби. В довершение всего отца арестовали по подозрению в шпионаже. Выйдя из тюрьмы, он решил вернуться на родину, и мы перебрались в Данию.

В Дании еды было вдоволь, но зато царил жилищный кризис. Только через несколько лет нам удалось получить квартиру. Затем нагрянула «испанка», которая чуть ке сделала меня сиротой. В этих нелегких условиях моим самым большим утешением было бегство в .мир фантазии. Карандаш помогал мне забывать о житейских трудностях.

Как и все детские рисунки, мои домики, люди, деревья, лошади невольно вызывали улыбки. Помню, как я' обиделся на своего дядю, который расхохотался, просматривая мои творения, а ведь я трудился над ними, наверно, не менее старательно, чем маститый художник над созданием образа святой мадонны! Мне было тогда лет пять, и я долго размышлял над тем, почему мои рисунки воспринимаются другими совсем не так, как мне бы хотелось. Постепенно я стал понимать, что именно производило комическое впечатление, и часто, уже вполне сознательно, рисовал так, чтобы вызвать смех у зрителей. Вскоре я с удовлетворением убедился .в том, что смех — мой союзник. В школьные годы я еще больше развил в себе эту способность и иногда развлекал учеников и преподавателей, делая наброски на большой классной доске. Рисуя портреты школьных товарищей и учителей, я понял разящую силу удачной карикатуры.

Позже я использовал опыт, приобретенный в детстве, в своих политических карикатурах.

Карикатура означает преувеличение, чаще всего она понимается как искажение. Я, однако, никогда не искажал- действительность, но часто пользуюсь -карикатурой как способом преувеличения. Она должна создать у зрителя такое же сильное впечатление, какое изображенный произвел на рисующего. Острота восприятия рисунка, сделанного черным штрихом на гладком листе белой бумаги, да еще в значительно уменьшенном виде, естественно, слабее впечатления от действительности, значит — потерянное должно быть восполнено другим способом.

Карикатура на политического противника удается лучше всего тогда, когда она изображает не только данное лицо, но и раскрывает проводимую им политику. Главный удар наносишь ведь по политике, а не по политику. Когда, например, рисуешь ведущего буржуазного или чаще всего социал-демократического политического деятеля самодовольным, жирным, непривлекательным, то карикатура отражает не только портретные черты, но и политику, которая дала ему возможность разжиреть за счет избирателей. И, наоборот, если иной политический деятель худой, то карикатура на него может быть прекрасной иллюстрацией того, что его политика приводит к обнищанию и голоду трудящихся. При исем том карикатуристу постоянно следует учитывать, что изображение должно. походить на оригинал больше, чем даже фотография. Если карикатура не удалась, если стрела не попала в цель» то это уже не карикатура. Рисовать карикатуру трудно. Здесь не помогут ни линейка, ни угольник, и, пожалуй, поетому многие промахи художника зачастую объясняют так; «Это же всего-навсего карикатура, она не должна походить на оригинал».

После десяти лет, проведенных в школе и хорошо сданных выпускных экзаменов, как-то само собой стало ясно, что я буду художником. Постепенно я начал писать масляными красками. Уже в последние школьные годы я по вечерам посещал художественное училище и изучал там геометрию, проекцию, законы перспективы, рисовал углем гипсовые бюсты. Это была необходимая подготовка к поступлению в Академию художеств. Еще год после окончания общеобразовательной школы я ходил в художественное училище и усердно писал маслом.

В Королевской Академии художеств, куда мне посчастливилось поступить, я четыре года подряд бился над проблемами живописи, а по вечерам рисовал углем натурщиков. Эти живые модели мало походили на живых существ. Мне трудно было сохранять интерес к человеку, -который изо дня в день часами, а иногда и месяцами стоял, не двигаясь, как мумия. Поэтому в свободное время я рисовал людей в движении.. Этим я начал заниматься еще до поступления в Академию. В моем кармане всегда был небольшой блокнот, и я заполнял его всем, что попадалось на глаза в течение дня, делая зарисовки людей на улице, в трамвае и т. д.

Время моих занятий в Академии совпало с обострением политического положения в мире. Поджог рейхстага в Берлине, приход Гитлера к власти, героическая борьба Димитрова с фашистскими палачами на Лейпцигском процессе — все это не могло не интересовать даже /нас, занимающихся столь далекими от настоящей жмани делами, как сочетание красок на четырехугольном куске холста. И хотя проблемы живописи казались иам самыми важными, мы живо обсуждали международные события.

В тот период в Дании появились ретивые поборники абстрактного искусства. Правда, их было не много. Несколько моих товарищей стали пионерами абстракционизма в нашей стране. Они ушли из тормозившей их «революционный» порыв Академии, намереваясь подорвать буржуазную культуру «новым искусством». По их мнению, для того чтобы установить социализм в Дании, на буржуазию надо было наступать прежде всего с этой стороны. Впоследствии многие из них стали ведущими датскими художниками. Теперь их высоко ценят, в частности, та самая буржуазия, против которой они некогда так рьяно выступали н которая в свою очередь злобно нападала на абстракционистов.

Таким образом, действительно удалось «революционизировать» буржуазную культуру, но от этого Дания ни на йоту не приблизилась к социализму.

С вершины своей башни из слоновой кости абстракционисты насмехаются над буржуазией, которая теперь уже не негодует, а, наоборот, рассматривает их творения с почтительным признанием. Ведь эта живопись не представляет никакой угрозы для капиталистического общества, наоборот, на ней даже можно подзаработать. Часто картины молодых художников скупаются по дешевке — такое имущество'не облагается налогом, — а если в дальнейшем художник станет знаменитостью, то на его произведениях можно нажить капитал. Когда буржуа стали покупать картины абстракционистов, они готовы были признать искусством что угодно. Любая мазня принимается буржуазной критикой с восторгом, о вей судят с профессиональной серьезностью. Я совсем не намереваюсь утверждать, что эксперименты вредны. Они полезны не только для отдельного художника, /ищущего таким путем форму, намлучшим образом выражающую его мысль. Эксперимент может также привести к обновлению старых, банальных способов изображения, становящихся однообразными и поэтому теряющих силу воздействия. Однако самое главное, насколько ясно выражена идея произведения, мысль художника. Ведь чтобы общаться друг с другом, мы пользуемся языком, независимо от того, русский ли это, английский или датский. Когда слушаешь русского оратора, не понимая языка, то можно, естественно, наслаждаться музыкой речи, но в конце концов захочется узнать, что же было сказано, н Перевод на язык, который понимаешь, удовлетворяет твое любопытство.

Срок /моих занятий в Академии кончился, и я очутился на улице в плачевном положении живописца. Что же делать дальше? Прежде всего надо было найти свой стиль. Я ведь жил в век индивидуализма, обязывающий художников проявлять свою примечательную личность в живописи. Должен признаться, что на короткое время я увлекся лозунгами моих товарищей-абст-ракционнстов. Действительно, абстрактная живопись дает возможность найти способ выражения, не похожий ни на Какой другой, к тому же н времени на это требуется мало. К чему надрываться над отображением действительности, если фотоаппарат в состоянии сделать то же самое за У25 долю секунды, да еще гораздо точнее? Действительность — это оковы, мешающие художнику-абстракционисту решать проблемы формы и живописи. Пренебрегая скучным требованием сходства, он может аалером и красками создать' «великое», «чистое» произведение искусства, Меня же, интересующегося прежде всего живым человеком, абстрактные лозунги привлекали только потому, что реалистическими средствами я был не в состоянии отразить то, ■что больше всего меня волновало: угрозу фашизма, опасность новой войны. Конечно, можно было бы писать картины, направленные против фашизма, призывающие к миру. Но возможности экспонировать их на солидных выставках для неизвестного художника были. равны кулю. Если бы даже это и удалось, их увидели бы лишь немногие — те, кто в состоянии покупать картины, и те, кто действительно интересуется искусством и ходит на все выставки. Большинство же датчан не посещало выставок, где из года в год демонстрировались результаты художественных экспериментов.

Однажды вечером, как обычно, я сидел у радиоприемника и слушал одну из истерических речей Гитлера. Это было еще до эпохи телевидения, но я так ясно представил себе оратора, что принялся изображать его. Получился ряд карикатур на Гитлера — это была моя первая серия рисунков (стр. 9). Мне удалось поместить ее в антифашистском журнале «Культуркампен». Рисунки были снабжены цитатами из речи Гитлера. Заголовок гласил: «Рисунки Бидструпа. Текст Адольфа Гитлера». После этой первой серии в том же журнале печатались и многие другие .мой антифашистские рисунки. Антифашизм был у меня, как говорятся, в крови. Отец состоял членом социал-демократической ' партии с 1914 года. Когда же немецкие социал-демократы проголосовали за военные кредиты, он стал пламенным сторонником Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Моя мать и ее братья были на стороне левого крыла социал-демократии, боровшегося против войны. Со времени Октябрьской революции мои родители стали сторонниками Советского Союза. Следовательно, для меня трудность состояла не в том, чтобы определить свою политическую позицию, а в том, чтобы суметь ее выразить.

Годы учения остались позади. Я не мог продолжать жить на средства родителей. Бремя от времени на мою долю выпадал случайный заработок. Несколько лет подряд я как художник присутствовал на всех велосипедных гонках на зимнем треке Копенгагена. Я рисовал рекламы на небольшой пластинке размером 10X10 сантиметров. Этот рисунок тут же проектировался на полотно величиной 7X7 метров. В промежутках я делал надписи, из которых видна была позиция гонщиков, очки, получаемые ими, сколько| кругов они выиграли или цроиграли. Эти сведения мне сообщали по телефону истерически нервные руководители соревнований. После шестидневных гонок я уставал не меньше велосипедистов. Но самая необычная работа выпала на мою долю, когда мне пришлось выступать в одном из копенгагенских ревю. За десять минут я рисовал десять карикатурных изображений известных копенгагенцев на голых спинах танцовщиц, .пока они переодевались к следующему номеру. Во время танца девушки поворачивали разрисованные спины к зрителям, которые могли любоваться тем, как оживают мои карикатуры, как они гримасничают в зависимости от движений спин и лопаток танцовщиц. Этим родом «живописи» я занимался ежевечерне е течение двух месяцев. Признаться, я сердился на отца, что он не обучил меня какому-нибудь простому ремеслу, приносящему верный заработок. Ведь может пройти много лет, прежде чем мои картикьг дадут мне средства к существованию! Но отец верил в мой талант больше меня самого. Он не стал обучать меня ремеслу, чтобы мне не пришлось, как ему, зарабатывать этим ремеслом на жизнь, а искусством заниматься только в остающееся свободное время.

По правде сказать, мое тогдашнее положение было незавидным. В капиталистической Дании дело обстоит не так, как в Советском Союзе, где молодые художники, окончившие учебное заведение, получают задания и гонорары за свою работу. Таким образом, они могут совершенствовать свое мастерство. Особенно же важно, что их произведениями интересуются широкие массы народа. В Дании молодые художники не получают заказов, вообще картины покупает небольшая группа оптовых торговцев, директоров или владельцев велосипедных и молочных заводов, да еще хозяева крупного пивоваренного завода, покровительствующие искусству. Государство, правда, тоже оказывает помощь художникам, но в таких скромных размерах, что о ней и говорить не приходится.

После первых опытов в «Культуркампен» у меня появилось желание сделаться газетным художником, особенно потому, что таким путем я мог обращаться к более широким кругам. За рисунки в журнале я, естественно, ничего не получал. Рисуя для коммунистической газеты, которая имела очень небольшой тираж, я также не мо<г рассчитывать на гонорар. Оставалось лишь попытаться попасть в одну из крупных ежедневных газет. К счастью, рисунки в «Культуркампен» привлекли к себе столь большое внимание, что мне предложили ежедневно помещать рисунки-рассказы, конечно, без какой-либо политической тенденции, в крупнейшей консервативной буржуазной газете «Берлинтюке тидеиде». Я согласился и сделал примерно семьдесят рисунков. Они были приняты, я мог считать себя сотрудником газеты, и передо мной открылась даже перспектива получить когда-нибудь пенсию. Но тут же поступило еще одно предложение — замещать в правительственном органе, газете * Сосиал-демократен», художника, который отправлялся в путешествие. Неожиданно случилось так, что две крупные газеты спорили из-за того, в какой из них мне сотрудничать.

В конечном итоге я согласился на предложение «Сосиал-демократен». Я был далек от того, чтобы считать себя социал-демократом, но меня привлекало то, что эта газета, в отличие от органа консерваторов, занимала тогда ясную антифашистскую позицию, направленную, в частности, против генерала Франко, в то время- развязавшего войну против испанского народа.

Таким образом, я начал осваивать специальность газетного художника. Вначале я рисовал небольшие вииьётки и делал зарисовки театральных премьер. Я иллюстрировал также новеллы в воскресных номерах газеты. Затем мне разрешили помещать карикатуры на политические темы. Объектами моей 10 сатиры были, конечно, в первую очередь генерал Франко, Муссолини, Геринг и Геббельс. Рисовать Гитлера в «Сосиал-демократен» мне ве позволяли. Германское посольство наложило запрет на публикацию каких бы то ни было материалов, выражающих неуважение к главе «третьего рейха». Вскоре запретили карикатуры и на Геринга. Чтобы иметь возможность выступать с сатирическими рисунками по поводу событий в Германии, мне приходилось довольствоваться изображением символической «фрау Германии». Но и против этого был заявлен протест, поскольку «госпожа Германия» изображалась мною слишком несимпатичной. Уже тогда я понял, как трудно высказывать свое мнение в суверенной стране, в которой существует «демократическая свобода слова».

Еще до истечения полугодового срока я поместил в нескольких воскресных номерах газеты рисунки-рассказы без слов. Они имели успех, читатели потребовали, чтобы их публиковали каждое воскресенье. Благодаря этим сериям меня попросили остаться в газете и после того, как вернулся постоянный художник. Вскоре мои юмористические рисунки стали печатать газеты других Скандинавских стран. Потекли гонорары, и я смог купить себе автомашину и домик для родителей. Итак, лично для меня все складывалось наилучшим образом. Но на международном горизонте сгущались тучи, их зловещие тени падали и на маленькую Данию. Не встречая сопротивления, Гитлер захватил Саар, Австрию и Чехословакию. Захват последней был преподнесен в буржуазной датской печати под заголовком «Мир в ваше время».

Газета «Сосиал-демократен» также была восторженным сторонником политики Чемберлена. В этой связи я впервые сделал серию рисунков, имевших двоякий смысл. Она была озаглавлена «Плата за мир» и на первый взгляд казалась совершенно безобидной. Однако внимательный читатель не мог не провести параллели между нарисованными человечками и тем, что происходило на мировой арене, — истерически кричащий мальчик (Гитлер), которому дедушка (Чемберлен) разрешает разбить часы (Чехословакия) (етр. 16). Год спустя фашистские войска 'вторглись в Польшу, сея на своем шути смерть и разрушения. Настал черед Дании. Собственно говоря, я считал, что мне следует бежать из страны, но оказалось, что «народ господ» вел в небольшом. королевстве сравнительно умеренную .политику, предназначив Дании роль своей' продовольственной базы. К.онечно, любые антифашистские выступления были запрещены, но внешне жизнь текла по-прежнему.

После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз в Дании была запрещена Коммунистическая партия, и многие из руководящих партийных работников были арестованы датской полицией. В сатирической, завуалированной форме я пытался время от времени отразить недовольство немецкой оккупацией или ее последствиями. Делать это приходилось с большой осторожностью, так как редакция очень боялась оскорбить оккупационные власти, с которыми все «ах, такие демократические» партии всячески старались наилучшим образом наладить сотрудничество.

В частности, серия 1«Опокойствие и порядок» была встречена гневной критикой. Начальник' датской полиции выступил по радио с речью, в которой обрушился на эти рисунки. Однако редактор газеты «Сосиал-демократен» был совершенно неповинен в ее появлении. Я отдал рисунок прямо в цех клише, не показав редактору. Тот увидел его лишь по выходе газеты.

Серия эта не представляла собой прямого выпада против оккупантов; в ней изображены немецкие лакеи — датские полицейские. Они. усердно выполняли грязную работу по организации «спокойствия и порядка» для датского правительства, сотрудничавшего с поработителями Дании. Именно датская полиция арестовывала коммунистов и других борцов движения Сопротивления, скрывавшихся в подполье. Когда же добиться спокойствия в стране и справиться с движением Сопротивления не удалось, немцы арестовали полицейских и отправили их в концентрационный лагерь.

Установив в конце концов связь с находившейся в подполье Коммунистической партией, я начал рисовать для нее, ясно высказывая свое мнение, но, 12 конечно, нелегально. Я сделал ряд карикатур на датчан, сотрудничавших с оккупантами, с которыми после войны следовало рассчитаться. Эти .карикатуры печатались массовым тиражом в виде открыток. Вырученные от продажи деньги поступали. в фонд партии для ее нелегальной работы. Хотя я и изменил «почерк», все же оказалось, что по карикатурам на почтовых открытках нетрудно определить их автора. Мне срочно пришлось уйти в подполье. Вместе с женой и маленьким сыном я прожил до конца оккупации в небольшом дачном домике под Копенгагеном.

В тот период мы с огромным вниманием следили за передвижением Восточного фронта по радиопередачам из Англии, Швеции .и Советского Союза. Линию фронта мы отмечали булавками на карте. От перемещения этих булавок зависело, разделим ли мы судьбу того поросенка, которого хозяин дачи в те трудные времена прятал в одной из соседних комнат, чтобы обеспечить себя мясом.

Наряду с нелегальной работой для Коммунистической партии я посылал рисунки и в воскресные приложения к «Сосиал-демократен», чтобы не вызывать излишних подозрений и, конечно, чтобы иметь заработок. Было решено, что после освобождения Дании я стану постоянным художником коммунистической газеты. И в первом же легальном номере газеты «Ланд ог фольк» появился мой рисунок. В последующие годы мои карикатуры ежедневно печатались на страницах центрального органа Коммунистической партии Дании. Наконец-то я стал работать в газете, где чувствовал себя как дома. Я благодарен моей жене, которая ни минуты не сомневалась в том, что мы должны отдать свои силы единственной прогрессивной партии, хотя это и могло привести к материальным трудностям для нас, имевших к тому времени уже двоих детей.

Я ушел из «Сосиал-демократен» без какой бы то ни было ссоры или обиды на кого-либо из сотрудников этой газеты или редакторов, с которыми я, правда, и не был связан крепкими дружескими узами. Жаловаться мне было не на что.

Здесь я «аучился толпу, что необходимо знать газетному художнику, и даже сумел стать одним из самых популярных сотрудников газеты. Проведенная анкета среди читателей воскресного номера «Сосиал-демократен» показала, что мои рисунки получили наибольшее количество очков три воскресенья подряд. Я был самым высокооплачиваемым сотрудником газеты и не мог желать большего, если не считать моего стремления открыто говорить свое мнение. Этого нельзя было делать в «Сосиал-демократен», которая за время немецкой оккупации превратилась в карикатуру на рабочую газету.

Однако я ушел из «Сосиал-демократен» не только по политическим, но и по творческим соображениям. Я понял, что, если мне не позволят говорить то, что я думаю, а тем более, если меня заставят поступаться моими убеждениями, я буду рисовать все хуже и хуже. В таком положении оказался старший художник газеты — сатирик, перешедший сюда из коммунистической прессы. Он сохранил свою приверженность к социализму, но в своем творчестве вынужден был зачастую отражать противоположные точки зрения, и его рисунки поэтому становились все менее и менее одухотворенными. Когда-то лучший сатирик страны стал второсортным рисовальщиком.

В газете «Ланд ог фольк» я мог свободно высказывать свое мнение и имел все основания быть довольным, за исключением того печального периода, когда лихорадка ревизионизма трясла Коммунистическую партию Дании и длительное время яе давали мне возможности отражать в своих рисунках то, что мне хотелось*. В ту пору отдушиной для меня стало телевидение демократического Берлина. Здесь я мот сказать все, что думал: о контрреволюции в Венгрии, о ревизионизме, о любых событиях, которые тогдашний председатель партии не давал мне возможности комментировать.

В «Ланд or фольк» в течение ряда лет я рисовал карикатуры сначала на Предателей родины, на коллаборационистов, затем я направил острие сатиры против «плана Маршалла», поджигателей «холодной войны», против НАТО, капиталистических эксплуататоров и их социал-демократических защитников, против милитаризации Западной Германии, против нового вермахта, атомной бомбы и т. п.

Не удивительно, что после сотен да, пожалуй, тысяч подобных сатирических рисунков я потерял уважение буржуазных кругов, чего, по мнению ревизионистов никоим образом нельзя лишаться. То и дело буржуазные газеты констатировали, что под давлением «коммунистической диктатуры» я, К сожалению, теряю «талант юмориста». Они выражали сожаление по поводу того, что я рисовал именно так, а не иначе. Мне это было безразлично— я ведь рисовал так, как хотел. Неприятно, конечно, было, когда вся буржуазная и социал-демократическая печать — те газеты, которые во время оккупации выступали за сотрудничество с немецкими фашистами и которые в настоящее время ратуют за подчинение датских солдат бывшим гитлеровским офицерам, — обвинила меня в антисемитизме, хотя я как художник больше всего выступал против этой мерзкой стороны «деятельности» германского фашизма. Неприятно было также и то, что все буржуазные издательства закрылись для меня, как панцирь устрицы, в результате чего работа по иллюстрированию книг, первоначально предназначавшаяся мне, была передана другим художникам. Неприятно было и то, что книготорговцы по всей стране прятали под прилавок ежегодные альбомы с моими рисунками. Дух Геббельса отравлял атмосферу в Дании. Правда, мои произведения не сжигали на кострах, но ретивые борцы за буржуазную свободу снова позаботились о том, чтобы мои книги как политические, так и юмористические не попадали в руки читателей. Даже мои коллеги оказались более солидарными со своими предпринимателями, буржуазными газетами, чем со мной. Они уже не брали моих рисунков на выставки датских художников в Дании или за границей. Однажды это объяснили тем, что мои карикатуры якобы потеряются на стенах в высоких и светлых выставочных залах Стокгольма. Когда художники буржуазных газет в 1953 году организовали большую выставку под названием «Датские художники» и не включили работ художников газеты «Ланд от фольк», мы не оставили это оскорбление бее ответа. Газета «Ланд ог фольк» устроила большую выставку под названием «Художники мира». Она была открыта в Копенгагене в том же году, и в ней участвовали художники Австрии, Бельгии, Венгрии, Германской Демократической Республики, Голландии, Дании, Италии, Китая, Мексики, Советского Союза, США, Франции, Чехословакии, Швейцарии, Швеции и Японии. Выставкой мы доказали, что у «Ланд ог фольк» множество друзей во всем мире. В Дании наша газета не имеет большого распространения, но взгляды, которые она защищает, разделяются многочисленными сторонниками во всем мире, и с ними приходится считаться. А художники буржуазных газет Дании оказались крупными только в маленьком утином пруду этих газет. Наша выставка имела по датским условиям огромный успех, ее посетило множество простых людей. Позже буржуазные газеты вынуждены были даже признать, что наша ассоциация может служить примером организации выставок. Затем такие же выставки были устроены в Вене и в Восточном Берлине. Они подчеркивали интернациональную солидарность художников.

А нападки, которым я подвергался в течение ряда лет, во многих случаях объяснялись просто местью. Я не гладил по шерстке своих противников и,
естественно, не мог ждать от них благодарности.







-

Как скачать на компьютер это видео?

__________________
Если не можете скачать файл... / Наше приложение ВКонтакте / Какими программами открывать скачанное? | Распоряжения

Последний раз редактировалось Admin; 12.07.2014 в 13:03.
Admin вне форума   Ответить с цитированием 12
Старый 12.07.2014, 20:57   #2 (ссылка)
Super V.I.P.
 
Аватар для литромеханик


Регистрация: 20.05.2010
Возраст: 63
Сообщений: 1,148
Поблагодарил: 783 раз(а)
Поблагодарили 1739 раз(а)
Фотоальбомы: 4
Записей в дневнике: 1
Репутация: 768
По умолчанию

И здесь тоже можно посмотреть...
http://www.newart.ru/bidstrup/
__________________
Чем старше и мудрее человек, тем меньше ему хочется выяснять отношения. Хочется просто встать, пожелать всего хорошего и уйти.
литромеханик вне форума   Ответить с цитированием 0
Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Народное творчество в электричках Андрей13 Музыкальная шкатулка 8 31.12.2012 15:06
[11-2010] Творчество новаторов Admin xx1 0 15.05.2012 08:10
[Новости УЗ] Творческое сотрудничество Кабанбай Батыр Новости на сети дорог 0 20.06.2011 14:18
[ОМ] Стык – тоже творчество Admin Газета "Октябрьская магистраль" 0 08.04.2011 19:51
Творчество... VIC Разговоры обо всем 13 10.11.2009 20:50

Ответ

Метки
бидструп


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Вкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Выкл.



Часовой пояс GMT +3, время: 10:39.

СЦБ на железнодорожном транспорте Справочник  Сайт ПГУПС
сцбист.ру сцбист.рф

Лицензия зарегистрирована на scbist.com
СЦБИСТ (ранее назывался: Форум СЦБистов - Railway Automation Forum) - крупнейший сайт работников локомотивного хозяйства, движенцев, эсцебистов, путейцев, контактников, вагонников, связистов, проводников, работников ЦФТО, ИВЦ железных дорог, дистанций погрузочно-разгрузочных работ и других железнодорожников.
Связь с администрацией сайта: admin@scbist.com
Powered by vBulletin® Version 3.8.1
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Powered by NuWiki v1.3 RC1 Copyright ©2006-2007, NuHit, LLC Перевод: zCarot
Advertisement System V2.4